Главная \ Новости \ Иммунолог объяснил отсутствие необходимости массовой вакцинации детей и подростков

Иммунолог объяснил отсутствие необходимости массовой вакцинации детей и подростков

Иммунолог объяснил отсутствие необходимости массовой вакцинации детей и подростков

 

 

 

 

Дети переболели COVID-19 массово и бессимптомно еще в начале пандемии, и коллективная защита среди них сформировалась естественным путем. Поэтому и вакцинировать их нужно не поголовно, а лишь по медицинским показателям, уверен директор НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Пастера Арег Тотолян.

В интервью «Известиям» академик объяснил, подготовил ли нас коронавирус к приходу новых эпидемий, и рассказал об итогах масштабного исследования коллективного иммунитета в пяти станах. А также ответил на вопрос, почему в России этот иммунитет ниже, чем в Киргизии и Армении, и по каким причинам энтузиазм волонтеров, принимавших участие в эксперименте, сменился пассивностью.

 


Академик Арег Тотолян — о готовности к новым эпидемиям и исчезающем страхе перед коронавирусом

 

«Подавляющее число населения уже с антителами»

— Что можно сказать о заболеваемости коронавирусной инфекцией на данный момент? Она окончательно затухает или нам ожидать роста?

— В последние недели заболеваемость вновь начала расти, но волны еще нет.

— А будет?

— Всё зависит от того, как поведет себя вирус: у каждого нового геноварианта свои особенности, ведь патоген их создает для того, чтобы обойти иммунную защиту.

— Штамм «Кентавр» (ВА.2.75) уже добрался до Северо-Запада, где ваш НИИ ведет генетический мониторинг вариантов штаммов SARS-CoV-2?

— Нет. Как в «Кавказской пленнице» — он «не из нашего района». Его обнаружили в Москве.

Оптимизм внушает то, что на сегодняшний день у нас подавляющее большинство населения уже с антителами или в результате заболевания, или в результате полученной вакцины. Аналогичная картина и в других странах, в которых мы работаем. С другой стороны, впереди период окончания отпусков, начала учебного года — люди будут большую часть времени проводить в закрытых помещениях, и я не исключаю сезонный рост заболеваемости, как было в 2020-м и в 2021 годах. Несмотря на имеющиеся сложности, достаточно много россиян ездит за рубеж и привозит новые геноварианты.

— Вакцина «Спутник М» для подростков 12–17 лет внесена в календарь прививок по эпидемическим показателям. Для более младших возрастов прививок пока нет. В ходе масштабного исследования популяционного иммунитета вы отдельно изучали его формирование у детей. Полученные результаты могут помочь родителям подростков решить, стоит ли делать им прививки?

— Моя позиция состоит в том, что вакцинация детей должна проводиться по медицинским показаниям, а не так массово, как в случае взрослых. Хотя далеко не все с этим согласны. В ходе исследования мы разделили всех детей от года до 18 лет на пять возрастных групп с шагом в три-четыре года. И обнаружили, что уровень популяционного иммунитета варьируется в пределах 80–84%. То есть коллективный иммунитет сформирован. У детей он сформировался естественным путем: они еще на самом начальном этапе эпидемии переносили инфекцию зачастую в бессимптомной или в легкой форме. Были единичные случаи тяжелого течения болезни.

Задача коллективного иммунитета — защитить население в целом, и если лица с иммунной защитой равномерно распределены среди всей популяции, то даже если кто-то заболел, ему некому будет передавать инфекцию. Сейчас неболевших и невакцинированных трудно найти. Поэтому не вижу необходимости массово прививать детей и подростков от COVID. Таким образом, вакцинация им нужна, но только по показаниям!

 

«Раньше брали под козырек, теперь всё добровольно»

— В этом году вы стали лауреатом одной из самых престижных наград в сфере здравоохранения — премии «Призвание 2022». Что означает кубок столь необычной формы, который украсил ваш кабинет?

— Золотые руки врача, а в них — хрустальная жизнь пациента.

— Это за исследование популяционного иммунитета?

— Да. Но это командная награда. В нашей команде более 35 человек, и это не только сотрудники нашего института, но и наши коллеги — вирусологи, иммунологи, эпидемиологи, сотрудники территориальных центров Роспотребнадзора и центров гигиены, врачи диагностических лабораторий.

— Награда означает, что проект завершен?

— Она означает, что проект состоялся, что он принес определенные результаты, которые оказались полезными, в том числе и системе здравоохранения. По ходу его реализации мы набили много шишек и многому научились. Опыт, который приобретен, хочется сохранить и распространять на борьбу с другими инфекциями.

— То есть у вас в руках универсальная технология, пригодная для изучения распространения любой инфекции?

— Наша технология многокомпонентна, включает несколько блоков — организационный, компьютерный, лабораторный и аналитический. Организационный и аналитический не зависят от варианта инфекции, в компьютерном потребуются минимальные правки, это задача на пару дней. Все упирается в лабораторный блок, а это тест-системы, методика. Но сейчас у нас в стране есть понимание, что на новую инфекцию тест-система должна быть разработана за четыре дня, вакцина — за четыре месяца, к этому и стремимся.

В случае какой-либо новой инфекции в первую очередь нужны будут ПЦР-тесты. Антитела начнут вырабатываться не сразу, и тесты для их определения понадобятся через 2–4 месяца после начала распространения заболевания, поэтому определенный резерв времени на разработку лабораторной методики у нас будет. В случае, если развивается эпидситуация, связанная с уже знакомой нам инфекцией, которая подняла голову, то тут велика вероятность, что нужный лабораторный инструментарий у нас есть на стадии производства или хотя бы разработки.

— Какой элемент исследования дается сложнее всего?

— Работа с волонтерами. Мы набирали в проект здоровых людей, чтобы исследовать у них наличие или отсутствие антител, как маркеры перенесенного заболевания или вакцинации. Выборка только в России составила 74 тыс. человек в 26 регионах. Мы их обследовали на протяжении шести этапов нашего проекта. Конечно, постепенно выборка немного сужалась — кто-то уехал, кто-то заболел, кто-то не захотел, но всё равно она остается довольно внушительной.

В общей сложности в России мы провели 238 тыс. исследований. В эту сумму входит 8 тыс. обследований детей, их данные изучались и вместе с другими возрастными категориями, и отдельно, во время детского этапа.

— В чем сложность работы с волонтерами?

— В 1970–1980-е годы достаточно было сказать, что надо, и все брали под козырек, сейчас у нас всё добровольно, надо соблюсти все современные этические нормы, что, безусловно, правильно. Мы проводили информационную кампанию по привлечению волонтеров и в России, и в других странах. Предполагается использование цифровых технологий, поэтому мы уделили достаточно внимания вопросам безопасности, чтобы исключить утечки информации, личных данных.

— И каков результат для науки?

— Мы оценивали развитие и формирование коллективного иммунитета на разных этапах развития эпидемии. Информации собрано очень много, мы уже опубликовали более тридцати научных статей, пять из них — в ведущих международных журналах. Уверен, что будем и дальше периодически возвращаться к этому материалу, будем дополнительно его анализировать. Пока это сделано далеко не на 100%.


© Источник: Известия. Наука.
© Автор: 


 

v.3.new-task-crmРекомендуем статью к прочтению

Глюкозаминилмурамилдипептид – ГМДП: воздействие на мукозальный иммунитет (к вопросу иммунотерапии и иммунопрофилактики)

Глюкозаминилмурамилдипептид – ГМДП: воздействие на мукозальный иммунитет (к вопросу иммунотерапии и иммунопрофилактики)


Авторы: С.В. Гурьянова, Р.М. Хаитов
Издание: «Иммунология», том 41, № 2, стр. 174-183
Год: 2020

Аннотация: Представлен анализ эффективности клинического применения препарата Ликопид®, субстанцией которого является глюкозаминилмурамилдипептид – ГМДП. Многолетний опыт использования ГМДП при заболеваниях, ассоциированных со слизистыми оболочками организма, формирующих систему мукозального иммунитета, показал его высокую эффективность при терапии и профилактике. На примере работ, показывающих системное использование препарата Ликопид® в офтальмологии, лечении заболеваний дыхательных путей, включая острые респираторные заболевания у детей и взрослых, туберкулез, а также при заболеваниях желудочно-кишечного и урогенитального трактов.

Продемонстрировано, что препарат эффективен при иммунопрофилактике различных заболеваний, предотвращает рецидивы острых респираторных инфекций, бактериальных и герпетических инфекций у детей и взрослых, проявляет эффективность в лечении и профилактике сезонных и аллергических заболеваний. Изученность механизма действия препарата, значительный спектр активности и отсутствие побочных эффектов являются основанием для рекомендаций широкого применения ГМДП в медицинской практике, иммунотерапии и иммунопрофилактике.

Ключевые слова: мукозальный иммунитет, ликопид, глюкозаминилмурамилдипептид, врожденный иммунитет, иммунотерапия, иммунопрофилактика, ликопид, гмдп


3220901

Ссылка на статью